ryboved (ryboved) wrote,
ryboved
ryboved

Я купил журнал "Корея"...



Ну, не то чтобы купил. Просто зашел на обновленный сайт этого знаменитого журнала, оставившего даже след в нашей постсоветской культуре. То что я увидел, вызвало легкий шок и заставило посвятить много часов сбору информации о современной КНДР. Последний раз я интересовался жизнью Северной Кореи где-то в середине 2000-х. Нет, у них все то же самое: все также сталевары варят чучхе-железо, девушки собирают фрукты, бойцы народной армии готовы сражаться с империалистами один против ста и товарищ Ким Чен Ын всегда руководит на месте.

Но появилось и кое что еще. Что это за огромные небоскребы причудливой архитектуры, роскошные курорты для трудящихся, заново построенные поселки и даже целые абсолютно новые города своим видом напоминающие скорее Швейцарию, чем ту Северную Корею которую мы всегда знали? Неужели корейцы таки построили коммунизм?

Я конечно понимаю, что "это все пропаганда". Но любая пропаганда тоже имеет материальную основу. Вряд ли для пропаганды корейцы построили макет Пхеньяна. Город настоящий и выглядит он вполне презентабельно.



Да, КНДР в последнее время зажила кучеряво. Пусть до Юга ей еще далеко во многих отношениях, но прогресс по сравнению с тем, что было два десятилетия назад совершенно очевиден. Хотя различные "достоверные источники" нас уверяют, что в КНДР не наблюдается экономического роста, а ВВП ниже, чем в 40 лет назад, однако всё больше похоже на то, что эта информация не соответствует действительности.

КНДР это самый популярный пример того, как ужасен социализм, "тоталитаризм" и вообще все, что не согласуется с линией "мирового сообщества". Ее поминают по поводу и без повода. Северная Корея считается катастрофически бедной и отсталой страной. Которая при этом всеми силами стремится из подручных материалов сделать ядерную ракету. Конечно для того, чтобы обрушить ее на какую-нибудь самую демократическую и свободную страну.

Еще чаще говорят о том, как социалистическая Северная Корея отличается от капиталистической Южной Кореи. Да, разница между двумя Кореями действительно очень велика. Например, электроэнергии Юг потребляет в сотни раз больше чем Север. Но те, кто в пропагандистских целях проводит эти сравнения, как правило не говорят о настоящих причинах возникновения этих различий.

Только не подумайте, что автор является каким-то особенным поклонником идей чучхе. Наоборот, провозглашенный Ким Ир Сеном принцип "опоры на собственные силы", оказался путем ведущим в тупик, и история КНДР это наглядно показала. Но вместе с тем, она показала и другое, а именно фантастическую способность социализма адаптироваться и преодолевать трудности, которые, казалось бы, неизбежно должны были привести к катастрофе, полному краху или, как минимум, навсегда сделать страну отсталым реликтом.

Конечно, Северная Корея - бедная страна. Но вот говорить о ней как о стране "слаборазвитой" я бы, пожалуй, поостерегся. Чтобы убедиться в этом достаточно сравнить КНДР с действительно слабо развитой страной. Ну, к примеру, с Йеменом.

У Йемена много общего с КНДР. Численность населения Йемена и Северной Кореи примерно одинакова. Также как и КНДР, Йемен имеет очень богатых "братьев"-соседей, среди которых выделяются Объединенные Арабские Эмираты. Часто можно видесть космические снимки Корейского полуострова, сделанные ночью, на которых видно, что с электричеством в на севере полуострова дела обстоят туго, в отличие от его южной части. Что-то похожее наблюдается и на Аравийском полуострове, хотя на этом обычно не акцентируют внимание. Территория ОАЭ залита светом, тогда как территория Йемена погружена во мрак, хотя в ОАЭ живет втрое меньше людей, даже с учетом гастарбайтеров (де-факто рабов), которых там 70% населения (кстати, многие из них приехали из Йемена). Йемен конфликтует с ОАЭ и Саудовской Аравией, которые осуществляют морскую и сухопутную блокаду этой страны. Правда, если КНДР враждует с Югом уже много десятилетий, на Аравийском полуострове конфронтация продолжается только последние несколько лет.

Википедия говорит нам, что ВВП КНДР на душу населения, рассчитанный по партитету покупательной способности составляет $1800, тогда как Йемен живет несколько лучше, у него целых $2380.

Вот такие две, казалось бы, очень похожие страны-неудачницы. Но в то же время отличаются они очень сильно.

Промышленность Йемена развита крайне слабо. Есть нефтедобывающие предприятия, хотя нефти не очень много. Есть нефтеперерабатывающий завод, несколько заводов по производству цемента. В сельском хозяйстве занято 75% населения. Ну как занято? Что вырастил, то и съел. Еще выращивают кофе. Экспортирует Йемен нефть, кофе и сушеную рыбу. В общем, Йемен живет неплохо, если не считать хронического недоедания (из последних новостей: ООН предупреждает о массовом голоде в Йемене) и периодических вспышек холеры. Но о его уровне развития говорить не приходится. Пожалуй, это нулевой уровень.

В отличие от этого КНДР имеет практически все отрасли современной индустрии. Добыча полезных ископаемых само собой: уголь, железная руда, магнезит, графит, практически все виды цветных металлов. Металлургия основана на оригинальном методе прямого восстановления железа. Химическая промышленность способна выпускать практически любые виды необходимых химических продуктов. Машиностроение производит электровозы, трактора, автомобили, троллейбусы, гидротурбины, станки с числовым программным управлением, а также все виды вооружений, кроме авиации. Легкая и местная промышленность производит весь ассортимент необходимого северокорейцу, от ботинок и кепки, до значка с изображением великих вождей. О ракетах, спутниках и ядерных боеголовках знают все. Ну и, наконец, вершина прогресса, да, сегодня в КНДР выпускают смартфоны.

Сельское хозяйство КНДР, крупное и товарное и на самом деле очень высокоэффективное. В 1989 году в нем было занято только 34% населения. Северокорейское сельское хозяйство снабжает продовольствием огромную армию КНДР и городских жителей. Широко распространены марикультура, индустриальное рыбоводство, и грибоводство т.е. отрасли, требующие высокого уровня развития биологического образования. Одно это уже говорит о том, что еду в КНДР производят отнюдь не полуграмотные крестьяне с мотыгами. Тем не менее, еды всегда не хватает. Почему?

Опора на собственные силы

Пусть меня упрекнут в троцкизме, но причина экономического фиаско Северной Кореи в противостоянии с Югом кроется в попытке построить социализм в отдельно взятой стране. В соответствии со своей идеей опоры на собственные силы, Ким Ир Сен стремился иметь на небольшой территории КНДР чуть ли не весь спектр индустрии. Впрочем, эта стратегия не является изобретением Ким Ир Сена, скорее она была мировым трендом развивающихся стран в 50-60-х годах ХХ века. Но только Ким Ир Сен довел ее до абсурда. Подражая моделям развитых стран, таких как Германия, Япония или Великобритания, многие государства стремились создавать тяжелую промышленность, наличие которой считалось признаком прогресса. К тому же, именно этот путь успешно прошел Советский Союз в 1930-е годы. Однако СССР был огромной страной, не только имевшей все необходимые природные ресурсы, но и обладавшей огромным рынком. Это означало, что разные регионы и предприятия могли специализироваться на определенных видах деятельности достигая в своем деле совершенства и больших объемов производства.

Как говорил известный советский киногерой: "Кузбасс - это всесоюзная кузница, Кубань - всесоюзная житница... А Кавказ - всесоюзная и кузница, и здравница, и житница!". Но товарищ Саахов, как отрицательный персонаж, конечно ошибался в своей политической линии. Это была тонкая сатира на тех руководителей, которые стремились в подведомственном регионе одновременно развивать все отрасли народного хозяйства. Так вот, КНДР Ким Ир Сена это не только кузница, здравница и житница, но и фабрика по производству вообще всего, что нужно для "могучей и процветающей державы".

Логику Ким Ир Сена хорошо отражает следующая история, которую великий вождь поведал уже на склоне лет в 1994 году:

В минувшие годы, не вступая в СЭВ, мы развивали самостоятельную национальную экономику и твердо придерживались самостоятельности. Раньше Хрущев предложил нам, чтобы и Корея вступила в СЭВ, говоря, что в СЭВ вступили все другие социалистические страны. Я сказал ему: "Уровень развития экономики европейских социалистических стран высок, с нашей страной дело обстоит не так. Образно говоря, если вы студенты, мы питомцы детского сада. Значит, мы не в состоянии соревноваться с вами, будучи членом СЭВ. Мы не хотим вступать в СЭВ, хотим построить социализм своими силами". И еще: Хрущев предложил нам использовать электроэнергию ГЭС, построенной неподалеку от озера Байкал. Если бы мы по его предложению использовали электроэнергию той ГЭС, то советские люди в любое время погли бы прекратить передачу электроэнергии. В этом случае мы будем переживать трудности. Вот почему я отказался от его предложения, мотивируя трудностью строительства линии электропередачи на слишком большое расстояние от озера Байкал до нашей страны. После этого мы построили больше ГЭС.

Забегая вперед, отметим, что если бы такая линия была бы построена, то вполне возможно, что КНДР не испытывала бы никаких проблем с электроснабжением в 1990-е годы (как и российский Приморский край, кстати), даже не имея возможности платить за электричество валютой.

Только вот беда, необходимых для промышленности ресурсов на территории страны чучхе было недостаточно: нет нефти, коксующегося угля, калийных удобрений, не растет хлопок да и много чего еще. А самое главное, рынок сбыта для любой продукции очень мал. Можно организовать производство тракторов "Чхоллима", но сколько их нужно изготовить для небольшой страны, где большую часть территории занимают горы? Десятки? Сотни? Слишком много труда нужно затратить на один такой трактор. Чтобы каждая машна обходилась дешевле, нужно выпускать тысячи тракторов в год, но тогда их нужно поставлять за рубеж. Возможно, занять нишу тракторостроения и поучаствовать в подъеме китайского сельского хозяйства было бы неплохим решением для КНДР. Однако вместо того, чтобы сосредоточиться на какой-то ограниченной номенклатуре и развивать экспорт этой продукции, Ким Ир Сен, создавал все новые и новые производства чтобы обеспечить свою страну всем необходимым и ни в чем не зависеть от импорта.


КНДР производила всё, кроме качественных товаров, пригодных для экспорта

О том, к чему это приводило лучше всего поведал сам Ким Ир Сен. На совещании по вопросам развития машиностроения в июле 1977 года он говорил: "Возьмем, к примеру, резиновые изделия. У нас всего несколько предприятий по их производству. Но нет такого машинного оборудования, для изготовления которого не потребовалось бы изделий из резины. А химическая промышленность не в состоянии своевременно обеспечивать их, ибо разные машиностроительные заводы требуют разных изделий. Это мешает повысить их качество. Так как химическая промышленность снабжает все отрасли народного хозяйства различными видами резиновых изделий, то порою бывают случаи, когда машиностроительным заводам поставляют изделия, которые не соответствуюттехническим требованиям и не отвечают пропорциональным данным компонентов резиновых смесей. Это не только сказывается на качестве производимых машин, но и приносит немалые помехи в производственном процессе. В таких условиях хорошо было бы построить специальный завод, производящий резину для машиностроительных предприятий. Тогда легко ликвидировались бы такие порочные явления."

То есть вместо того, чтобы наращивать выпуск и повышать качество экспортных товаров, а необходимые резинотехнические изделия хорошего качества заказать, к примеру, в СССР, Ким Ир Сен предпочитал строить новый завод для их производства. И чем сложнее становилась северокорейская промышленность, тем больше требовалось новых и новых специализированных заводов. Итогом такой политики стала та КНДР, которую мы знаем сегодня.

В это время в Южную Корею устремился американский и японский капитал, используя сравнительно дешевую рабочую силу для производства текстиля, пошива одежды, торговли разнообразной традиционной корейской продукцией. Таким образом, быстро росло производство именно той продукции, которую можно было экспортировать. Южные корейцы быстро научились делать текстиль, который находил спрос и в Японии и в США.

Однако режим Ли Сын Мана понимал (в отличие от многих российских поклонников южнокорейского экономического чуда), что этого недостаточно для того, чтобы выдержать экономическое противостояние с Севером. Главной проблемой была энергетика, она должна была развиваться опережающими темпами. Поэтому государство начинает строительство крупных тепловых электростанций и нефтеперерабатывающих заводов, привлекая щедрый американский кредит. Хотя эти предприятия работали на импортном сырье, такая политика позволяла поддержать рост производства экспортных товаров, создавая для него благоприятные условия.

В это время зарождаются южнокорейские монополии - чеболи, такие как Samsung, Hundai и другие. Они быстро объединияют в себе банковский и промышленный капитал, подчиняя своей власти всю экономику страны. Пользуясь государственной поддержкой, чеболи осваивают все новые и новые экспортно-ориентированные виды деятельности: судостроение, автомобили, электроника и т.д. Хотя Южную Корею постоянно приводят как пример чудодейственной силы свободного рынка, на самом же деле история ее развития это прямое отрицание модных нынче неолиберальных доктрин. Южная Корея 1950-1980-х годов это классический государственно-монополистический капитализм, замешанный на жестокой политической диктатуре, где вся экономика обслуживает интересы нескольких семей приближеных к власти.

Конечно, быстрый подъем Южной Кореи обусловлен в том числе и целенаправленной американской поддержкой. К примеру, атомную промышленность Юг никак не мог создать самостоятельно. А без нескольких АЭС, практически лишенная энергоресурсов страна была обречена на замедление экономического роста. Наивно было бы думать, что АЭС в Южной Коре возникли в результате стихийного действия рыночных сил. Конечно их построили американцы, чтобы поддержать экономический рост своего союзника в корейском соревновании двух систем. Без АЭС, Южная Корея в настоящее время ничем не отличалась бы от любой другой страны Юго-Восточной Азии. К примеру, в Малайзии или на Филлипинах до сих пор нет ни одного реактора. Хотя это сравнительно успешные страны. В итоге их рост забуксовал и остановился.

К началу 80-х годов, ориентированная на экспорт и зависимая от импорта экономика Южной Кореи начинает заметно опережать "самодостаточное" народное хозяйство Севера. В это время Ким Ир Сен уже начинает понимать, что где-то ошибся и предпринимает попытки нарастить внешнюю торговлю.

В беседе с ответственными работниками 13 февраля 1984 года он говорит так: "Развитие внешней торговли позволит продавать другим странам те товары, которые в большом количестве выпускаются в нашей стране, и в свою очередь своевременно ввозить те товары, которых у нас мало или совсем нет. Наша страна небольшая и для нее трудно собственными силами сделать все, что необходимо для экономического строительства и повышения благосостояния населения. Она не нуждается в таком полном обособлении. Конечно, хорошо было бы по возможности самим производить продукцию, которая требуется в большом количестве. Однако импорт товаров, которых нам надо немного, экономически полезнее, чем строительство завода для их производства."

Очень глубокая мысль великого вождя. Жаль, что она пришла так поздно. На дворе была середина 80-х годов, в СССР готовилась перестройка.

Все же, к этому времени Северной Корее удалось установить некоторые внешнеторговые связи. В частности в СССР она в довольно большом количестве поставляла станки, аккумуляторы, верхнюю одежду, фрукты и другую продукцию. В 1980 году оборот торговли СССР с КНДР составлял 572 млн. руб. и значтельно превышал оборот торговли СССР с Китаем. К 1985 году этот показатель увеличился вдвое.

Но, по-видимому, самые крупные выгоды Пхеньяну стало приносить другое направление.

В 1980 году Ирак, возглавляемый Саддамом Хусейном, напал на революционный Иран. Нефтяные монархии Персидского залива сполна обеспечивали Саддама долларами для ведения войны против их заклятого врага. На эти деньги Ирак закупал первоклассное вооружение в СССР и, казалось, успех был ему гарантирован. Тем более, что Иран находился под санкциями и не мог закупать вооружение у своих традиционных западных поставщиков, а Советский Союз, имея партнерские отношения с Ираком не мог, конечно, работать на обе стороны.

Особенно много неприятностей иранцам доставляли баллистические ракеты типа Скад, приближающиеся беззвучно и наносящие удар огромной разрушительной силы. Необходимо было чем-то ответить Саддаму. И имам Хомейни нашел надежного поставщика.

В 1985 году Иран заключает контракт с КНДР на поставку 100 баллистических ракет корейского производства, скопированных с советских образцов. Наверное, именно этот момент нужно считать началом большого пути по превращению Северной Кореи в одного из крупнейших экспортеров вооружений. За поставки ракет Иран щедро расплачивался валютой и нефтью.

Внешнеэкономические успехи по-видимому окрылили стареющего Ким Ир Сена. Он разворачивает в Пхеньяне масштабое строительство, в том числе гостинницы Рюген - гигантского небоскреба пирамидальной формы. Она должна была символизировать социалистическую Корею, устремленную в будущее и открытую для гостей со всего мира. Но ни Ким Ир Сену, ни его сыну и преемнику Ким Чен Иру так и не довелось увидеть окончания этого строительства.

Катастрофа



После того, как в бывшем Советском Союзе начались рыночные реформы, торговые отношения КНДР со странами Варшавского договора оказались полностью разорваны. Никому не нужен был корейский магнезитовый клинкер, потому, что в Восточной Европе больше не строили доменных печей, станки и другое оборудование были не нужны, потому, что никто не строил заводов, одежда северокорейского производства вышла из моды. Плюс к тому, как раз закончилась Ирано-Иракская война и северокорейское вооружение оказалось невостребованным, соответственно прекратились и поставки нефти с Ближнего Востока. Китай в то время был еще крайне слаб, к тому же у него самого начались проблемы, связанные с событиями на площади Тяньаньмынь, рост его экономики замедлился и он не мог заместить потерянные КНДР рынки. Таким образом, КНДР оказалась практически в полной внешнеторговой изоляции. Миф об опоре на собственные силы в одночасье рухнул, рассыпавшись как карточный домик.

КНДР больше не могла приобретать нефть для транспорта и сельского хозяйства, кокс для металлургии, некоторые виды удобрений (например калийные), без которых невозможно обеспечить урожайность сельскохозяйственных культур. Но это лишь верхушка айсберга, потому, что для функционирования современной промышленности необходима гигантская номенклатура самых разнообразных материалов и изделий. Однако лишившись возможности закупать на мировом рынке только некоторые виды сырья и товары, без которых было не обойтись, вся сложная система чучхейского хозяйства остановилась.

Без кокса погасли доменные печи, шахты простаивали из-за нехватки швеллерной стали, начала быстро падать добыча угля и выработка электроэнергии, машиностроительные предприятия остановились без электричества. Еще более чувствительным ударом стала остановка производства азотных удобрений. Имеющиеся предприятия использовали нефть в качестве энергоносителя и источика водорода для аммиака. Но нефть неоткуда было взять. Как-то великий вождь поделился подсчетами: при внесении 600 кг азотных удобрений можно получить урожай в 6 тонн зерновых с чонбо, 800 кг - 8 тонн, а если внести тонну удобрений - то получишь 10 тонн зерна. Ну, а если удобрений совсем нет, тогда что? Жуй колхозник водоросли.

В тот же период произошли крупные стихийные бедствия, которые вызвали опустошение во многих провинциях страны. В довершение ко всему в 1994 году умирает Ким Ир Сен. Солнце корейской нации закатилось. Это был настоящий апокалипсис для КНДР.

Казалось бы, вставший у руля страны чучхе Ким Чен Ир не был особенно обременен прошлыми обещаниями построения социализма и, похоронив отца, мог бы начать "реформы" по примеру других бывших соцстран. Тем более, что перед глазами были многочисленные примеры. Вьетнам и Лаос легко перешли к "рыночному социализму", сохранив свою политическую систему. Но для КНДР такой путь был невозможен. И не только потому, что существовала Южная Корея, а значит и постоянная угроза политического переворота с физическим уничтожением всей верхушки ТПК. Как раз от такого варианта северокорейское руководство могло обезопасить себя, договорившись о гарантиях с Югом и с США.

Проблема была в другом, северокорейское хозяйство принципиально не могло быть реформировано на рыночной основе. Оно настолько было завязано на централизованное управление, что его ослабление и раскручивание маховика погони за наживой сразу же привело бы к полному разрушению всей экономики, с масштабными человеческими жертвами. Этот вывод вытекает из особенности замкнутого чучхе-социализма. Отсутствие внешнего рынка ставило жизнь северного корейца в полную зависимость от того, как работает хозяйство внутри страны. И если оно вдруг перестает работать, остается только помирать. К примеру, Куба относительно благополучно пережила распад мировой системы социализма, потому, что кубинская экономика основана на экспорте сахара, табака т.е. товаров, которые всегда могут найти спрос. У КНДР начала 90-х такой возможности не было.

Тем не менее, после смерти Ким Ир Сена КНДР предпринимает попытки начать "рыночные реформы", рассчитывая на то, что все же удастся наладить отношения с Западом (точнее со странами, лежащими к востоку от Кореи), постепенно нарастить экспорт и улучшить экономическое положение. Еще при жизни Ким Ир Сена было решено делать теперь ставку на внешнюю торговлю, сельское хозяйство и легкую промышленность. Эта триада в дальнейшем несколько видоизменится, мы еще увидим как.

А пока Ким Чен Ир еще даже не вступивший полноценно в должность вождя, дает конкретные указания по зарабатыванию валюты на местах:
"Пусть приобретенная уездом валюта идет только на цели улучшения жизни уездного населения. Нужно установить строгую дисциплину, чтобы центр и провинция не тронули ни гроша валюты, приобретенной уездом. А центральные и провинциальные ведомства внешней торговли обязаны со всей ответственностью помогать уездам, чтобы они могли эффективно использовать приобретенную ими валюту."

Фактически это означало отмену монополии внешней торговли и разрешение для уездных начальников обогащаться и давать заработать своим людям.

Но увы, жизнь отличается от либеральных фантазий. В дальнейшем стало понятно, что свобода спекуляции в сложившихся условиях - прямой путь в ад. Никакой валюты страна так и не получила, зато в приграничных с Китаем районах на фоне голода расцвела ужасающая торговля людьми и наркотой - излюбленная тема для западной пропаганды. Бизнес пришлось сворачивать при помощи публичных казней. Проблемы КНДР были таковы, что их невозможно было преодолеть при помощи "свободы бизнеса".

К тому же глобализм, вместо того, чтобы проявить снисхождение к побежденному противнику и помочь Северной Корее преодолеть кризис, чреватый неисчислимыми бедствиями для ее народа, продолжал политическую конфронтацию, подрывая усилия правительства КНДР по нормализации экономики. Международному финансовому капиталу нужно было продемонстрировать всему миру крах социализма, нужно было показать по телевизору, как корейцы рвут на части своего вождя, вешают на фонарях партийных деятелей, как они умирают от голода и выклянчивают еду у американских солдат.

А КНДР нужно было просто выжить.

"Трудный поход"

Главная проблема КНДР в 90-х носила в чистейшем виде экологический характер. Нужно было обеспечить продовольствием 25 млн. человек. Нехватка удобрений и электричества для оросительных систем привели к падению производства зерновых с 7 млн. тонн в 80-х, до 2,41 млн тонн в 2000 году (Бизнес с КНДР. Экономика и связи с Россией в 1999-2001 гг. Москва, 2002). И это еще хороший год. При этом широко разрекламированная продовольственная помощь КНДР, предоставляемая начиная с 1995 года, т.е. практически с момента прихода к власти Ким Чер Ира составляла лишь порядка 500-600 тыс. тонн в год и, конечно не могла заместить выпавшие объемы. На Западе много пишут о голоде в КНДР, но цифры в миллионы погибших, как обычно в таких случаях, берут с потолка.

Сами северокорейские источники признают факт голода в северной провинции Чаган. Это горная провинция, с населением около 1 млн. человек, не имеющая выходов к морю. Сельскохозяйственных земель здесь очень мало. Однако население за период после основания КНДР увеличилось в 4 раза. В период корейской войны именно здесь, в труднодоступных для американской авиации районах было созданы важные машиностроительные предприятия. Вот почему эта провинция пострадала больше всего в 90-е годы.

В России в то время было распространено мнение, что страну накормят "фермеры", с божьей помощью, конечно, а все пробемы из-за проклятых большевистских колхозов и запустения церквей. Но подобные рассуждения скорее из области социальной психотерапии. В реальности фермеры в РФ так и не получили большого распространения, сельхозпроизводство упало катастрофически, несмотря на то, что у РФ, в отличие от КНДР, были все ресурсы. Продовольственые же проблемы Ельцин решал за счет огромных внешних займов, гуманитарной помощи, наращивания экспорта нефти, цветных металлов, золота и алмазов, а также за счет резкого сокращения рождаемости и урезания пенсий. У КНДР не было возможности ни занять деньги, ни быстро нарастить экспорт, чтобы купить окорочка на мировом рынке. Был только один путь  - любыми способами увеличивать внутреннее производство продовольствия.

Осознав бесперспективность попыток найти помощь зарубежом, а также пагубность рыночных отношений в условиях страшного кризиса, Ким Чен Ир делает ставку на армию, как на наиболее управляемую в условиях развернувшейся катастрофы систему страны. По сути КНДР переходит к политике военного коммунизма, получившей название "сонгун". Армия по сути становится основным инструментом хозяйственного строительства.

Чтобы решить проблему голода нужно было повысить урожаи сельхозкультур. Самым радикальным средством для этого могли бы стать азотные удобрения. Но приобрести их было невозможно. Ким Чен Ир просил предоставить удобрения в качестве гуманитарной помощи, однако получил отказ. Рассчитывать как всегда приходилось только на собственные силы и изыскивать другие резервы для повышения урожаев.

В Корее пахотных земель мало, на счету каждый клочок ровной поверхности. Но резервы все же можно было найти. Ким Чен Ир начинает масштабную кампанию по перепланировке земель. Мелкие рисовые чеки, предстояло превратить в крупные поля. Это позволило существенно увеличить площадь занятую непосредственно сельхозкультурами за счет распашки межи.

Чтобы расширить площадь угодий, нужно было освоить также прибрежные отмели.


Пахотная земля отвоевана у моря при помощи дамбы.

Народная Армия берется за работу. Солдаты строят дамбы, чтобы отгородить от морских волн прибрежные отмели, возводят плотины малых гидроэлкетростанций, чтобы хоть немного увеличить выработку электроэнергии, необходимой для орошения полей.

Население городов, также необходимо было привлечь к работе, многие фабрики и заводы либо стояли, либо работали в полсилы. Люди были лишены возможности заниматься каким-то целесообразным трудом. Ким Чен Ир объявляет о начале "Трудного похода", который вылился в грандиозное строительство. Это строительство велось почти без использования техники, с помощью подручных средств. Было решено создать самотечный оросительный канал для доставки воды из горных местностей на западную равнину. Канал позволил бы доставить воду на поля без затрат драгоценной электроэнергии.


Строительство канала Кэчхон - водохранилище Тхэсон в 90-е годы. (кадры из фильма "Умножает свою красоту родная страна" 2002 г.)

Канал был закончен только в 2002 году. Как сообщают северокорейские СМИ, он позволяет орошать 100 тыс. га сельхозугодий, а также подавать воду в пригороды Пхеньяна. Кстати, сегодня КНДР продолжает строить подобные каналы при помощи экскаваторов и другой техники и на порядки быстрее.


Канал Кэчхон - водохранилище Тхэсон

Но если строительство канала было оправдано необходимостью орошения полей, для повышения их урожайности, то другой проект поражает бессмысленной грандиозностью своего размаха. Это автомагистраль Пхеньян-Нампо известная в КНДР также как "Дорога молодых героев", потому, что для ее строительства привлекалась в основном молодежь.

Это шестиполосная(!!) автострада длиной несколько сот километров, которая была построена во времена "Трудного похода" буквально вручную. Понятно почему ее строила молодежь. Более старшим поколениям северокорейцев и мечтать не приходилось проехаться проехаться по такой дороге на автомобиле. Единственный разумный смысл такого строительства - занять чем-то огромные массы безработных молодых людей.


Строительство автострады "Дорога молодых героев" Пхеньян - Нампо в 90-е годы. (кадры из фильма "Умножает свою красоту родная страна" 2002 г.)

Даже сегодня, когда большинству "молодых героев" уже за 40, а кому и за 50, дорога по большей части пустует, несмотря на то, что количество машин в Пхеньяне заметно увеличилось. На космических снимках на ней не видно транспорта, за исключением редких автобусов.


Один из участков "Дороги молодых героев" в настоящее время.

Такова Северная Корея, из песни слова не выкинешь.

Однако одним героизмом сыт не будешь. Помимо равнинных участков суши, которые пригодны для зернового хозяйства, еду могли давать и другие территории, а также акватории. Вылов рыбы нельзя было кардинально увеличить, особенно при нехватке топлива для судов. Однако можно было выращивать водоросли. Морские водоросли (ламинария и другие) во время трудного похода стали самой доступной едой. Даже когда есть было больше нечего, в магазинах оставались еще водоросли. Так что, можно считать, что водоросли спасли КНДР.

Казалось, что из всего этого мрака нет выхода. Но КНДР нашла для себя путь к успеху.

Об этом во второй части.
Subscribe

  • Выполняем указ №666. Россия и всемирная борьба "за климат"

    "Жил на свете частник бедный. Это был довольно богатый человек; владелец галантерейного магазина, расположенного наискось от кино…

  • Глобальный апартеид

    Фактически, мы наблюдаем начало формирования системы апартеида, охватывающей весь мир. Во всяком случае ту его часть, где политически доминирует…

  • Красная Атлантида

    Кандидат в Госдуму от КПРФ и Левого фронта и мой старый товарищ Сергей Губа опубликовал свое видео о Молчановском районе Томской области. Там и…

promo ryboved august 27, 2019 22:02 328
Buy for 10 tokens
Многие думают, что Римская империя погибла в V веке нашей эры под ударами полчищ варваров. Мол, вандалы взяли Рим, поломали статуи императоров, а на стенах Колизея написали матерные слова, и после этого Римской империи, якобы не стало. Так вот, эту сказку придумал король франков Карл Великий в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments

  • Выполняем указ №666. Россия и всемирная борьба "за климат"

    "Жил на свете частник бедный. Это был довольно богатый человек; владелец галантерейного магазина, расположенного наискось от кино…

  • Глобальный апартеид

    Фактически, мы наблюдаем начало формирования системы апартеида, охватывающей весь мир. Во всяком случае ту его часть, где политически доминирует…

  • Красная Атлантида

    Кандидат в Госдуму от КПРФ и Левого фронта и мой старый товарищ Сергей Губа опубликовал свое видео о Молчановском районе Томской области. Там и…