ryboved (ryboved) wrote,
ryboved
ryboved

Categories:

Выполняем указ №666. Россия и всемирная борьба "за климат"

"Жил на свете частник бедный. Это был довольно богатый человек; владелец галантерейного магазина, расположенного наискось от кино «Капитолий». Он безмятежно торговал бельем, кружевными прошвами, галстуками, пуговицами и другим мелким, но прибыльным товаром. Однажды вечером он вернулся домой с искаженным лицом. Молча он полез в буфет, достал оттуда цельную холодную курицу и , расхаживая по комнате съел ее всю. Сделав это, он снова открыл буфет, вынул цельное кольцо краковской колбасы весом ровно в полкило, сел на стул и , остекленело глядя в одну точку, медленно сжевал все полкило. Когда он потянулся за крутыми яйцами, лежавшими на столе, жена испуганно спросила:
-Что случилось, Боря?
-Несчастье!- ответил он, запихивая в рот твердое резиновое яйцо. - Меня ужасно обложили налогом. Ты даже себе не можешь представить.
-Почему же ты так много ешь?
-Мне надо развлечься, - отвечал частник. - Мне страшно..."

Ильф И. А. и Петров Е. П.

Углеродный налог

Идея, овладевающая массами, становится материальной силой. Именно это произошло и с идеей "глобального потепления". Массированная пропагандистская кампания увенчалась успехом. Сейчас уже даже и не важно насколько в действительности антропогенные выбросы парниковых газов влияют на климат, изменяется он в результате этого или нет. Все равно любые природные явления, особенно катастрофические, массовое сознание будет связывать с пресловутым "потеплением".

Существует антропогенное изменение климата или нет его, науке это, может быть, еще и не известно. Но уже точно известно каждой домохозяйке. Да и не только домохозяйке. Автор этого текста, например, вполне верит, что климат может меняться из-за повышения концентрации углекислого газа и ничего хорошего это не сулит, как человечеству в целом, так и любой стране, в том числе и нашему постсоветскому пространству.

Другое дело, что вся эта климатическая пропаганда, а также завязанные на нее усилия по переходу на "зеленую" энергетику, и, что еще существеннее, замораживанию экономического развития, никакого отношения к проблеме климата не имеет. Чтобы это понять, не надо быть климатологом и юзать сложные компьютерные модели атмосферы. Достаточно просто включить логику, здравый смысл и припомнить немного школьную программу.

Ну, сами посудите, что действительно необходимо сделать, чтобы снизить уровень углекислого газа в атмосфере и предотвратить его губительное действие на климат?

Конечно, очень важно сократить поступление СО2 в атмосферу при сжигании ископаемого топлива т.е. нефти, газа и угля. Но для этого совсем не обязательно застеклять всю планету и утыкивать ее ветрогенераторами. Ведь можно перейти к безуглеродной энергетике давно известным, надежным и испытанным способом - при помощи атомной генерации. Если бы кто-​то реально хотел сократить выбросы СО2, то он должен был бы обеспечить опережающее развитие атомной энергетики. Разумеется, АЭС не панацея и не чудодейственный perpetum mobile, у них есть свои недостатки. Но во всяком случае углекислый газ они точно не выбрасывают. Однако мы видим, как целые крупные развитые государства (Германия, Япония), на фоне разговоров об изменении климата, не только не вводят новых АЭС, но и полностью закрывают те, что были построены ранее, увеличивая при этом выбросы СО2. Что бы это значило?

Второе, что точно потребовалось бы для спасения планеты от глобального потепления, это перестройка географической структуры мирового хозяйства. Ежегодно миллионы тонн условного топлива тратятся только на то, чтобы перевезти другие миллионы тонн с одного континента на другой. Очевидно, что это нерационально. Ископаемое топливо должно использоваться в непосредственной близости от мест его добычи. Для этого необходимо создать там соответствующую перерабатывающую и просто энергоемкую промышленность. Например нефть из Саудовской Аравии целесообразно использовать в Египте, Пакистане, Индии, Африке, а не возить ее через океаны в США и Японию. Может быть я скажу крамольную вещь, но и газ из России должен использоваться преимущественно в России и в соседних странах, а не в Германии или Италии.

Ну и, наконец, третье и самое главное направление, на котором следовало бы сконцентрировать усилия мировому сообществу, озабоченному судьбой нашей планеты. В том случае, если бы это сообщество действительно было бы озабочено изменением климата, а не чем-​то другим. Речь, конечно, идет о природных и антропогенных экосистемах, которые обладают вполне естественной природной способностью поглощать углекислый газ в гигантских объемах. О лесе, прежде всего, хотя не только о нем. Лесное хозяйство это тот вид экономической деятельности, который позволяет не просто снижать выбросы, но и активно поглощать СО2 из атмосферы с полной выгодой для народного хозяйства. Именно лес, по всей разумной логике должен был бы стать основным инструментом человечества в борьбе за климат. Если, повторюсь, речь точно идет именно о климате.

Но к лесу мы еще вернемся. А пока давайте дадим себе отчет, есть ли хоть что-​то из этих пунктов в текущей "климатической повестке", которую мы уже слышим, как говорится, из каждого утюга? Верно, нет. Никто не собирается, ни радикально увеличивать площадь лесов, ни, тем более, переносить производство в регионы богатые энергоресурсами. Новые АЭС строятся, но как-​то так без помпы, втихомолочку, преимущественно в небогатых странах без всякой связи с глобальным потеплением, а чаще потому, что денег на газ нет.

Зато мы непрерывно слышим о том, что в рамках борьбы с изменением климата все прогрессивное человечество должно перейти и уже очень скоро перейдет на энергию солнца и ветра, что все страны берут на себя "амбициозные" обязательства по снижению выбросов, то есть на деле по замедлению экономического роста и даже обращению его вспять. И что только Россия остается в стороне от этого мирового "прогресса". Да и вообще, если послушать, и почитать, что говорят и пишут, то создается впечатление, что именно Россия и есть самый главный разрушитель климата.

Да и шут бы с ними, собака лает - караван идет. Но, перефразируя героя одного известного фильма: "это уже не просто разговоры о вреде [России], это политика". А в политике разговор должен подкрепляться действиями. Поэтому ЕС вводит так называемый "углеродный налог", то есть фактически пошлину, направленную против товаров импортируемых из России. Причем заметьте, не против углеводородного сырья, а именно против товаров более высоких переделов, против продукции российской промышленности. Цель такого протекционизма вполне очевидна - придушить российское производство, чтобы получить больше газа и нефти для себя.



Все это делается под предлогом того, что Россия, якобы, больше всех загрязняет атмосферу парниковыми газами.

Однако, если начать здраво рассуждать, то легко можно убедиться, что это не так. Россия, как и в целом наш постсоветский регион, проводя рыночные реформы, уже архаизировала свою экономику в 90-х-2000-х годах и заморозила хозяйственное развитие на целых 3 десятилетия. При этом выбросы углекислого газа сократились на 30%. Хотя это и сомнительное достижение, но для климата, это, очевидно, хорошо. В последние годы Россия очень много делает для развития безуглеродной атомной энергетики, в том числе в развивающихся странах. И, наконец, самое главное - Россия мировой лидер по увеличению площади лесов, что связано с фактической ликвидацией сельского хозяйства в нечерноземной зоне.

Возникает вопрос: что за дела вообще? Россия жертвует своим благосостоянием ради планеты и получает только черную неблагодарность.

"Глобальное потепление" или все же "пик нефти"?

А дело в тут том, что никакой мировой борьбы за климат в действительности не существует. Эта "борьба" ведется лишь в параллельной пропагандистской реальности. Глобальное потепление это просто жупел, которым пугают население мира, для того, чтобы решать задачи, хотя и не совсем далекие от концентрации углекислого газа в атмосфере, но не имеющие к нему прямого отношения. Чем на самом деле озабочены мировые элиты, так это проблемой куда более близкой, насущной и явной, чем запутанные уравнения климатических моделей.

Эта проблема, проста и банальна до такой степени, что может даже показаться кому-​то скучной. Состоит она в том, что доступных топливно-​энергетических ресурсов на планете с каждым годом становится все меньше. Да, представьте себе, запасы нефти не бесконечны, как не бесконечны запасы газа и каменного угля.

Проблема в том, что нельзя напрямую сказать: "господа, нефть у нас заканчивается, давайте вместе будем думать, что с этим делать". Почему? Все опять же, довольно просто. Представьте, что будет если ведущие СМИ, эксперты и политики начнут напрямую доводить до населения мира идею о том, что ископаемых углеводородов мало, что их ресурсы на пределе и на всех их при любом раскладе не хватает? В самом мягком варианте это лишь подогреет спекуляции на рынке и еще больше усугубит проблему.

Еще хуже то, что очень скоро на арену выйдут политики, которые поставят вопрос ребром: "А почему это вся драгоценная нефть, уходит в такие-​то сякие-​то страны, а нашей великой, древней и благородной нации достаются только дырки от нулей?". Взять, скажем, арабский мир, сейчас там ребята озабочены сущностью аллаха, а также выпиливанием шиитов и езидов. Вроде бы все хорошо и благоверно. Но что будет если им вдруг придет в голову, что не только аллах велик, но и арабская нация, или, скажем "исламская умма", а остатки нефти должны работать на нее, а не на США и саудовское семейство? Согласитесь, не очень приятная перспектива для "мирового сообщества", особенно с учетом нынешних военно-​политических реалий.

Вот исходя из этих соображений и оказалось, что давно назревшую трансформацию мировой экономики для приспособления ее к будущему миру тотального дефицита энергоресурсов лучше проводить под благовидным лозунгом спасения климата планеты от парникового эффекта. С одной стороны, вроде бы есть основание для активного перехода на возобновляемые источники энергии, а с другой не создается излишнего ажиотажа насчет исчерпаемости ископаемого топлива. Напротив, раскручивается идея, что дни нефти сочтены, что эта губительная для природы подземная жижа вот уже совсем-​совсем скоро никому не будет нужна. Все это не более чем ловкий PR-​ход, глобального масштаба. Схема, позволяющая при помощи климатической пропаганды решать энергетические проблемы Запада.

И, как вы понимаете, мысли о возможности снижения концентрации СО2 путем его поглощения растительностью и почвами, оказались в этой удобной схеме, совершенно некстати. Растущий лес, хотя и поглощает углекислый газ, но не дает возможности в короткий срок сбить нефтяной ажиотаж на рынке. Поэтому, при обсуждении глобальной борьбы с изменением климата в рамках Парижских соглашений тему развития лесного хозяйства для поглощения СО2 постарались замять или обратить в обычную, ни к чему не обязывающую болтовню о печальной судьбе лесов условной "Амазонии". Главная же климатическая ставка сделана была не на поглощение парниковых газов, а на сокращение выбросов.

Что же касается АЭС, то там есть свои причины, по которым их широкое распространение кое для кого нежелательно, и это далеко не только опасность распространения ядерного оружия. Но в любом случае, мотивы сдерживания развития атомной энергетики слабо связаны с экологией планеты.

Тем не менее, изменение климата, независимо от того, кому в итоге достанутся оставшиеся углеводороды, является серьезной проблемой для всего человечества. Есть большие сомнения, что подход основанный на энергетическом переходе (не важно, на атом или на солнце-​ветер) вообще способен ее решить. Мир слишком беден, чтобы отказаться от ископаемого топлива и не все в нем подвластно глобальным игрокам, что наглядно продемонстрировали последние события в Афганистане. Поэтому нет сомнения в том, что остатки нефти, газа и угля так или иначе будут сожжены и этот углерод поступит в атмосферу.

Существует только одно адекватное решение климатической проблемы - радикальное увеличение лесного покрова планеты. Но лишь одна крупная страна всерьез выступила в защиту лесов. Ею внезапно оказалась Россия.

Лес и климат

Суть проблемы антропогенного изменения климата, как известно, состоит в том, что в атмосфере Земли накапливаются некоторые газы, прежде всего CO2, препятствующие прохождению инфракрасных лучей и рассеиванию теплоты в космическое пространство. Это вызывает так называемый парниковый эффект, который, как считается, и приводит к повышению средней температуры на поверхности планеты.

В действительности, углекислого газа в атмосфере не так уж много, всего около 668 млрд. тонн, если считать только массу углерода (Добровольский В.В. Основы биогеохимии. 1998). Если бы весь углекислый газ, выделяемый при сжигании топлива пополнял атмосферу, мы все давно бы уже запеклись как на Венере. К счастью, существует мировой океан, который вмещает значительно большее количество СО2 в виде гидрокарбонат-​ионов - 38539 млрд. тонн в пересчете на углерод. Между океаном и атмосферой поддерживается динамическое равновесие, поэтому выбросы человечеством техногенного углекислого газа ведут к медленному повышению концентрации СО2 в обеих стихиях. Считается, что эти выбросы составляют примерно 5 млрд. тонн C (не путать с массой CO2!) в год. Совсем не много, но достаточно, чтобы концентрация углекислого газа медленно, но верно повышалась.

Однако существуют и другие крупные депо углекислого газа. Например в почве содержится 1550 млрд. тонн углерода в виде органических соединений. Впрочем, почвенный углерод накапливается сравнительно медленно, да и высвобождается тоже не быстро. Значительно более динамична биомасса растительности суши, в ней содержится 900 млрд. тонн углерода.

Как видим, ежегодное увеличение биомассы сухопутной растительности только на 0,5% могло бы вполне компенсировать все антропогенные выбросы. Понятно, что биомасса растительности не может расти бесконечно, но и ископаемое топливо тоже невозможно бесконечно сжигать.

Как можно увеличить биомассу растительности? Ответ кажется простым - нужно беречь леса. Но проблема в том, что лес далеко не всегда поглощает углекислый газ.

В перестойном лесу, который никогда не подвергался рубке, много старых деревьев, которые почти не растут и не формируют новую биомассу. Следовательно, они поглощают столько же углекислого газа, сколько выделяют в результате своего собственного метаболизма, то есть в итоге нисколько. Но зато они затеняют почву и препятствуют росту молодых деревьев. Часть из этих старых деревьев поражены грибами, некоторые уже упали и начали разрушаться. Их стволы разлагаются, высвобождая СО2. Вот так и получается, что перестойный лес, как биоценоз, не поглощает углекислый газ, а даже наоборот, отдает в атмосферу то, что было поглощено прежде.

Совсем другое дело - молодые насаждения, появляющиеся на гарях, вырубках или на зарастающих лесом полях. Здесь много деревьев и растут они очень быстро, увеличивая свою биомассу и связывая большие количества углекислого газа. В целом, чем моложе древостой, тем больше углекислого газа он поглощает за единицу времени.

Российские ученые составили даже детальную карту углеродного бюджета лесов.



Чистый экосистемный углеродный бюджет лесов России. Знак (+) в легенде обозначает сток углерода, знак (-) – источник (г С/ м2 в год). (Швиденко А.З., Щепащенко Д. Г. Углеродный бюджет лесов России // Сибирский лесной журнал. 2014. № 1.)

По подсчетам Швиденко и Щепащенко выходит, что российские леса аккумулируют не менее 0,5-0,6 млрд. тонн углерода в год. Вспоминаем химию. Молярная масса углерода - 12, а углекислого газа 12+16+16 = 44. Составляем простую пропорцию и получаем более 1800 млн. тонн CO2 , это существенно больше, чем то количество парниковых газов, которое Россия выбрасывает при сжигании ископаемого топлива.

Проблема в том, что по условиям Парижского соглашения из той гигантской массы CO2, которую поглощают наши леса, нам зачитывается совсем немного. 600-700 млн тонн CO2-​эквивалента в год. Это делается под предлогом того, что леса, выросшие за последнее время на сельхозземлях, дескать, не являются рукотворным продуктом и не должны, поэтому, учитываться. Все это чистейший абсурд, конечно.

И теперь смотрите, какая интересная картина получается. Вырубка леса, оказывается, совсем не обязательно ведет к сокращению стока углерода. Совсем даже, наоборот. Если на месте срубленного леса тут же формируется свежее насаждение, то сток углерода возрастает. Причем с этой точки зрения даже не имеет значения состав пород. Малоценные береза и осина растут быстрее и быстрее поглощают СО2, чем более ценные для хозяйства ель или сосна.

Если хозяйство ведется правильно, эксплуатация леса только увеличивает его поглотительную способность с точки зрения связывания СО2. Старые деревья срубаются, а на их месте появляется густой молодняк, который начинает быстро расти, поглощая большие количества атмосферного углерода.

Вопрос только в том, какова дальнейшая судьба заготовленной древесины. Если она идет на дрова, то СО2 практически сразу будет высвобожден в атмосферу. Такая лесозаготовка, разумеется, дает минус к климатической карме. Но дрова составляют очень незначительную долю заготавливаемой древесины. Например, в России на эти цели пошло всего 13 млн. кубометров в 2019 году из 141 кубометра необработанной древесины. Еще 28 млн. кубов пошло на производство целлюлозы и в дальнейшем бумаги. Помните? Сберег тетрадку - спас дерево. Бумага тоже используется быстро, особенно СГБ (санитарно-​гигиеническая). И разумеется, все бумажные отходы быстро разлагаются микроорганизмами и превращаются в углекислый газ. Хотя книги, например, могут храниться очень долго. И кроме того, довольно весомая часть бумажных отходов поступает во вторичную переработку.

Но чаще всего все-​же лес идет на строительные материалы. А такие материалы, как правило, служат долго, от нескольких лет, до нескольких десятилетий. Все это время углерод, поглощенный деревьями остается в связанном виде и не участвует в круговороте. Этот момент почему-​то странным образом выпадает из углеродных уравнений, которыми в последнее время активно оперируют политики.

Еще раз, когда вы строите у себя во дворе баню, чтобы на пенсии было где погреть старые кости (кстати, очень рекомендую, поскольку с горячей водой из крана может в будущем случиться казус), бревна и доски, которые вы применяете - это ничто иное как, депонированный углерод. Таким образом, вы своей баней вносите вклад в снижение парникового эффекта. К тому времени, когда ваша баня окончательно обветшает и ваши наследники раскатают ее и выбросят бревна на свалку, где они начнут уничтожаться грибами с выделением СО2, проблемы выбросов парниковых газов скорее всего уже не будет, за отсутствием ископаемого топлива в опасных для климата количествах.

А теперь, угадайте страну по фотографии.



Правильно, это Россия, город Томск. В какой еще стране в столь массовом числе используются деревянные сооружения, построенные 50-100 и более лет назад? Я другой такой страны не знаю. Но ведь это гигантская масса накопленного и депонированного углерода, реальный размер которой количественно никто даже пока не подсчитал. К сожалению, не все так благостно, деревянные дома, увы, ветшают и разрушаются без капитального ремонта. Нам нужно беречь деревянное архитектурное наследие, и чаще рекламировать его мировой общественности, именно как пример экологически устойчивого образа жизни.

Таким образом, лесное хозяйство отнюдь не такое уж губительное «для экологии» дело, как принято считать. Наоборот, заготовка древесины и ее использование, особенно, для строительства, сильно способствует поглощению углекислого газа из атмосферы. Правда, при условии, что продукция из древесины используется дительный срок или повторно перерабатывается, а также если в результате рубки образуется молодой лес.

"C учётом поглощающей способности лесов и иных экосистем"

Специальный представитель Президента России по вопросам климата Александр Бедрицкий на состоявшемся в Марракеше 1-м совещании сторон Парижского соглашения заявил следующее:

"...мы не рассматриваем отказ от углеводородов в качестве способа снижения выбросов парниковых газов... Необходимо искать новые рецепты... В частности, представляется важным учитывать роли и потенциал энергосбережения, природного газа, применения инновационных низкоэмиссионных технологий использования угля, метана, создания новых свойств материалов, а также предотвращения выбросов и увеличение стоков в лесной экосистеме нашей страны."

Позиция России проста, логична и последовательна, она вытекает из заявленной цели самого Парижского соглашения. Если мы хотим предотвратить изменение климата - бессмысленно отказываться от углеводородов, особенно от традиционных, легко извлекаемых, которые по-​любому сгорят. Обсуждать тут можно лишь вопрос о том, кто погреет на этом руки, а кто постоит в сторонке, на морозе. То, что никто не хочет на морозе стоять, а пытается оттеснить туда ближнего (например, Россию), вполне понятно и естественно. Но при чем тут забота о Планете?

Для того, чтобы сохранить климат  нужно развивать ресурсосберегающие технологии и выращивать лес, много леса. А для этого все страны мира должны получить четкий сигнал, что поглотительная способность их лесов зачтется и обеспечит им реальный доступ к углеводородам. Если же поглотительную способность природных экосистем не учитывать в полной мере, под разными предлогами, правительства будут думать, что леса не имеют значения и можно их уничтожать.



Эффект имеющихся резервов, млн. т. СO2 (из доклада "Битва за климат: карбоновое земледелие как ставка России", М. 2021)

Поэтому Россия настаивала в Париже: "Российская Федерация неоднократно подчёркивала важность признания роли политики и мер для снижения выбросов ПГ и увеличения их поглощения в лесном секторе в качестве одного из наиболее важных элементов противодействия глобальному потеплению. Эта роль должна быть отражена в тексте нового климатического соглашения в общем, глобальном масштабе. Потенциал лесов должен быть использован в полной мере, без внесения искусственных ограничений на учёт их вклада, а равно без дискриминационных подходов по отношению к сторонам соглашения либо секторам экономики."

Кстати, тот самый указ №666 также подчеркивает необходимость максимально полного учета поглощающей способности лесов и иных экосистем.

Однако, мы же понимаем, что в реальности Парижское соглашение оно не для климата, а именно для того, чтобы сбить на какое-​то время спрос на те самые углеводороды. Поэтому нет ничего удивительного в том, что российское видение климатических проблем вызвало глухую неприязнь и злобное шипение. Здравое российское предложение полостью учитывать поглотительную способность природных экосистем внезапно не нашло поддержки парижских сторон. Потому, что Западу в действительности глубоко плевать на климат, ему нужно только, чтобы мы отказались от использования углеводородов, которые ему самому нужны до зарезу.

Впрочем, как на мой взгляд, наши парижские переговорщики сами виноваты в провале своих предложений. Вместо того, чтобы четко заявить, что лес и вообще природные экосистемы имеют ключевое значение для климата и довести эту позицию до мировой общественности, Россия невнятно бубнит что-​то о том, что ей, дескать, выгодно учитывать лес в полной мере. То есть нам не до вашего климата, лишь бы было такое соглашение, которое хорошо для нас. Это заведомо проигрышная позиция.

России пора перестать оправдываться и необходимо начать атаковать. У многих западных стран, активно выступающих с обвинениями на мировой арене, у самих рыльце в пушку, а точнее говоря, руки по локоть в грязной нефти. Например Канада активно ведет добычу трудноизвлекаемых углеводородов не где-​то в пустыне (как те же США), а прямо в лесной зоне, необратимо уничтожая под  карьеры, скважины и дороги миллионы гектар великолепных бореальных североамериканских лесов.

Нужно громко обвинять Запад в разрушении климата планеты и сдерживании экономического развития бедных стран, а не брать на себя привычную роль нерадивого ученика. И слова подкреплять действиями.

У России сегодня есть выбор. Либо взять на себя "амбициозные обязательства" послужить вязанкой хвороста в топке ржавого глобалистского паровоза, который все равно уже никуда не поедет. Либо возглавить настоящую, а не бутафорскую мировую "зеленую" революцию, основанную на атомной энергетике, преобразовании природы и рациональном плановом хозяйстве. Но для этого необходимо кардинально сменить политический вектор. Курс на построение сырьевого придатка "Европы до Владивостока", которым мы шли последние 30 лет, очевидно, провалился.

Subscribe

  • Глобальный апартеид

    Фактически, мы наблюдаем начало формирования системы апартеида, охватывающей весь мир. Во всяком случае ту его часть, где политически доминирует…

  • Красная Атлантида

    Кандидат в Госдуму от КПРФ и Левого фронта и мой старый товарищ Сергей Губа опубликовал свое видео о Молчановском районе Томской области. Там и…

  • Новая Тювинка

    Во время поездки по Молчановскому району мы побывали в том числе в заброшенной деревне Новая Тювинка. Сейчас здесь живет только одна пожилая…

promo ryboved august 27, 2019 22:02 328
Buy for 10 tokens
Многие думают, что Римская империя погибла в V веке нашей эры под ударами полчищ варваров. Мол, вандалы взяли Рим, поломали статуи императоров, а на стенах Колизея написали матерные слова, и после этого Римской империи, якобы не стало. Так вот, эту сказку придумал король франков Карл Великий в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 47 comments

  • Глобальный апартеид

    Фактически, мы наблюдаем начало формирования системы апартеида, охватывающей весь мир. Во всяком случае ту его часть, где политически доминирует…

  • Красная Атлантида

    Кандидат в Госдуму от КПРФ и Левого фронта и мой старый товарищ Сергей Губа опубликовал свое видео о Молчановском районе Томской области. Там и…

  • Новая Тювинка

    Во время поездки по Молчановскому району мы побывали в том числе в заброшенной деревне Новая Тювинка. Сейчас здесь живет только одна пожилая…